РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава

— Сбор! Сбор! Хватит на сей день, домой!..

Ее окружили дети, желая быть ближе к ней. Ее глас утопал в галдеже гулкой ватаги ребят...

Петр Филиппович и Ольга Васильевна шли за отрядами, никак не предполагая, что сейчас им опять придется дискуссировать вопрос о судьбе Александра Матросова, новенького из карантина, бурными и непозволительными делами РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава отметившего 1-ый денек собственного пребывания в колонии...

1-ое ЗНАКОМСТВО

Караульный начальник Володя Еремеев шел впереди, вскинув голову, сощурив остроглазые глаза. Он гласил забавно, точно издавна знакомый.

— Почему, Матрос, так поздно приехал? Специально воду греть приходится...

В бане висело зеркало. Саша, мимолетно взглянув на себя, не поверил своим очам РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава: на него смотрел черноволосый, издавна не мытый юноша в грязной тельняшке. Он умывался с наслаждением, но, когда вымытый, свежайший, удовлетворенный вышел в предбанник, карнач сердито проговорил:

— Я тебя за брюнета принял, а ты, оказывается, реальный сивый... Ну-ка, покажи ухо!

Придирчиво проверив Матросова, Еремеев произнес:

— Вот что — поскобли лицо. Не РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава то белье не получишь.

Саша потянулся было за грязной тельняшкой, но Еремеев скомандовал:

— Брось, живо!

Пришлось возвратиться. Новым осмотром Еремеев остался доволен. Мальчишка охотно надел незапятнанное, мягкое белье. От него пахло мылом и каким-то лекарством.

Одевшись, Саша начал заворачивать в газету свою тельняшку, но Еремеев опять запротестовал РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава:

— Оставь тут.

— Не оставлю, — огрызнулся Саша.

— Для чего она для тебя?

— Дареная, память, — соврал Матросов.

Видя, как напористо Саша держится за тельняшку, Еремеев примиряюще произнес:

— Вообщем мы сжигаем такую память. Ну, если тельняшку на память получил, поговорю с Петром Филипповичем, может, разрешит бросить. А волком на меня не смотри, я РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава не из трусливой породы.

Они вошли в дежурную комнату. Зеленоватый свет, падавший через абажур, отымал естественный румянец, и лица казались болезненно-бледными. Их повстречал воспитатель Катеринчук; под лампой поблескивала его наголо выбритая голова. Он осмотрел ребенка с ног до головы и усталым голосом увидел:

— Гимнастерка не по росту, поменять.

— Есть РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава поменять, — повторил Еремеев.

— На две недели в карантин.

Повернувшись к Матросову, Катеринчук продолжал:

— Общение с другими колонистами до истечения этого срока категорически воспрещается. Заявления, если они у вас будут, передавать через дневальных. Там очередной новый. За чистоту и порядок в комнате отвечаете оба. Ведите, Еремеев!

— Есть вести РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава! — ответил карнач.

Еремеев повел Сашу по двору. Карантин помещался в маленьком домике под стальной крышей, который приткнулся около забора, неподалеку от светлого и высочайшего строения школы. Домик казался приплюснутым и ничтожным. Опять Матросовым завладела не поддающаяся объяснению тоска. Они перескочили порог, Еремеев включил свет. Из 3-х коек одна была РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава занята. Еремеев показал на свободную кровать:

— Занимай!

Саша после ухода Еремеева, бросив на белоснежную чистую простыню фуфайку, выданную взамен его флотской шинели, сел на кровать. Ноги дрожали после ночного похода по горам и оврагам, тело болело, как после драки. Он сбросил башмаки, верхнюю одежку и, оставшись в одном белье, потянулся РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава. Медлительно обернулся, почувствовав на для себя чей-то острый взор. На примыкающей кровати посиживал мальчишка лет 12-ти, практически до шейки укутавшийся байковым одеялом. Он посиживал полусогнувшись, из-под одеяла торчал только крючковатый нос, — все это делало его схожим на грачонка.

— Наше вам с кисточкой, — небережно проворчал паренек. — Меня РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава зовут Директором, а тебя как?

Директор повел разговор на вымиравшем блатном жаргоне. Саша знал все эти «прохоря», «бочата», «мойки», «атанды», но воспользовался ими без охоты, считая это баловством.

— Сашка Матрос, — нехотя ответил он.

Директор оживился, как будто муха под лучами солнца. Сиповатым голосом он принялся расспрашивать Сашу о РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава его прошедшем. Матросов, не обращая на него внимания, с наслаждением растянулся на кровати, укрывшись теплым одеялом. Закрыл глаза. По ту сторону окна невесело пел вешний ветер, он нес призывной гул колокола. В стекло стучались сухие ветки. А Директор, забавно ухмыляясь, продолжал болтать.

— Тут ничего для себя, можно приспособиться.

— Приспособиться РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава? — сонным голосом, с расстановкой спросил Матросов.

Директор мешал ему спать. Матросов никого на данный момент не желал ни слышать, ни созидать: ни лысого воспитателя с сухим лицом, который читал ему нотацию, ни Еремеева, ни этого Директора, будь проклята его компания. Пустой трепотней на блатном жаргоне Директор пробовал пустить пыль РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава в глаза. Знакомый прием! Саша лицезрел его насквозь. Когда Директор, продолжая гласить, дотронулся до его плеча, Матросов выругался:

— Умолкни!

Этим внезапно вырвавшимся кликом он выразил всю тоску, охватившую его.

Ночкой Саше снились несуразные сны: то Директор преобразовывался в бородатого и, высунув язык, дразнился: «Ах, Матрос, на море возжелал!», то РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава Катеринчук в одежке монаха взбирался с веревкой на одинокий и большой дуб в глухое время ночи...

Под незапятанной простыней метался и стонал человек.

Солнце уже заглядывало в уютную комнату, когда Саша пробудился, услышав разговор за дверцей.

— Нас сейчас двое, — гласил кому-то Директор. Саша вызнал его по сиплому голосу.

Заинтересовавшись РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава разговором, Матросов вышел на крыльцо. Отлично отдохнув за ночь, успокоившись и малость примирившись со собственной судьбой и новейшей ролью воспитанника, Саша был настроен более добродушно. Директор хоть и дулся на него за вчерашнюю резкость, но осознавал, что настал удачный момент для восстановления обычных отношений.

— О чем разговор, — поинтересовался Саша.

— Ни о РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава чем... — огрызнулся мальчик, брат Андрея Богомолова, Коля.

— Чего зазевался? — уже строго спросил Саша.

— Просто.

— Знаешь, за просто что бывает?

— Смотри!

— Что смотри? Мой кулак при мне.

— У нас не положено драться.

— А я буду спрашивать?

— Спросишь!

Саша криво усмехнулся:

— Любопытно, кого это Сашка Матрос будет о чем-нибудь спрашивать РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава?

— Общее собрание и Петра Филипповича...

— А кто таковой Петр Филиппович?

— Начальник.

— Ну, а при чем общее собрание?

— Такие здесь порядки. — Коля на всякий случай отошел от крыльца, лицезрев враждебно сжатые кулаки новенького, но, не сдаваясь, напористо заявил: — Не таких воспитывали.

— Уж не ты ли воспитывал?

— И я, — выпятил грудь РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава Коля. — Мы все воспитываем новичков.

Матросову и Директору стало очень забавно. Пока они смеялись, Коля подозрительно смотрел за ними.

— А ты кто таковой?

— Колонист, — гордо ответил Коля.

Саша все более заинтересовывался разговором.

— Выходит, я тоже колонист?

Коля охотно ответил:

— Нет, ты еще не колонист.

— А ты, парень, уже колонист РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава.

— Да.

— А я нет?

— Нет.

Тогда Матросов, повернув озорное лицо к забавно ухмылявшемуся Директору, спросил, подмигивая:

— Ты его знаешь?

— Его? — переспросил Директор и, сделав важную мину, целую минутку придирчиво, как будто через очки, рассматривал Богомолова, только позже произнес: — Он, помнится, любит гроши.

Коля промолчал, с трудом проглотив РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава комок, подкатившийся к горлу.

— Ну, подходи поближе, может, и сторгуемся, — принципиально добавил Директор, обращаясь к Богомолову. — Нас сейчас, как видишь, двое. Матрос при деньгах, — кивок в сторону Матросова. — Сашка, позвени монетами...

Коля категорически заявил:

— Не подойду.

— О чем разговор? — воткнул Матрос.

— У меня книжка, еще стянете.

— Какая книжка?

— География СССР РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава.

Матросов живо спросил:

— Карта есть? — ему очень хотелось посмотреть на карту, чтоб узреть на ней Уфу: ему все еще не верилось, что этот город так далековато от моря.

— Даже три, — флегмантично ответил Коля.

— Покажи!

— Отберешь...

— Говорю для тебя, не отберу.

— Дай добросовестное слово.

— Добросовестное слово.

Но мальчишка покачал головой:

— Твое РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава слово не годится, оно не истинное.

— Почему?

— Ты не колонист.

Непонятно, чем бы кончился этот разговор, если б не вмешательство Директора. Он намекнул:

— Трусишь? Пошли Матрос, нечего нам с ним возиться...

Коля шагнул вперед.

— Вот и не боюсь.

Новенькие подступили к нему, Матросов пристал.

— Ну, покажи карту. На ней РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава моря есть?

— Естественно, разве у нас не достаточно морей?

— У кого это у нас?

— Естественно, у нас в СССР.

Коля, послюнявив указательный палец, начал перелистывать книжку, потом развернул карту. Саша поначалу смотрел через его плечо, а позже потянул карту к для себя и разорвал ее. После неразговорчивой борьбы РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава, победа осталась за сильным и настойчивым Матросовым, и новый владелец книжки бесцеремонно ушел в комнату. Директор и Коля последовали за ним.

— Отдай карту, — захныкал Коля.

Матросов грубо бросил:

— Убирайся, пока я руки не помарал.

— Отдай книжку, а то мне от контрольной комиссии попадет...

Матрос, не слушая, перелистывал книжку.

— Пока не РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава отдашь, не уйду, — заявил мальчишка.

Матросов, состроив презрительную мину, язвительно спросил:

— Не уйдешь? Так ты его, Директор, того... Немного, чтобы...

Директор, с энтузиазмом следивший за этой сценой, не стал ожидать повторения Сашкиного предложения, схватил Колю за плечо и стремительно выпроводил за дверь.

Коля побежал к брату, но практически РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава все колонисты в это время были на берегу Кара-идели. Рыдающий мальчишка натолкнулся на Рашита, который только-только возвратился из лесу и собирался в райком ВЛКСМ.

Известие о том, что новичок из карантина разорвал и отобрал книжку, — а в колонии к публичной принадлежности относились очень строго, — серьезно РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава встревожила Габдурахманова. Он спешит по своим делам, и здесь еще такое внезапное происшествие... В первую минутку Рашит растерялся, не зная, что сделать. Пострадавший повторял одно и то же:

— А мне за это попадет. Просил, просил, не возвращает. Вот он какой.

Одно было непременно — нужно отправиться в карантин и навести РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава порядок. Рашит так и поступил.

Когда он вошел в комнату, оба мальчугана лежали в верхней одежке на кроватях, растянувшись на белоснежных простынях. Рашит поздоровался. Они создали вид, что не замечают его, считая, что он пришел защищать «доносчика», как они успели прозвать Колю.

— Здрасти, — поздоровался Рашит.

— Если это для тебя РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава так любопытно, пожалуй, здравствуй...

Габдурахманов удивился от такового ответа, но сдержал гнев и расслабленно, но строго отдал приказ:

— Встать!

Команда не оказала никакого воздействия. Рашит, не хотя признать собственного поражения, попробовал перевоплотить все в шуточку:

— Я бы желал знать: длительно вы хотят так веселиться?

— Пока не надоест, — охотно объяснил РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава Директор.

Рашит вспыльчиво кликнул:

— Немедля возвратить карту! Кто из вас отобрал ее у малыша?

Вмешался Коля, только-только перешагнувший через порог.

— Вон тот, здоровый, Сашка Матрос...

Саша сверкнул очами. Директор, не скрывая того, что ему забавно, воскрикнул с азартом:

— Да ведь он пришел защищать цыганенка!

Рашиту, естественно, следовало уйти, чтоб потом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава вызвать их к начальнику колонии либо на общее собрание. Но он не удержался, не послушался разума, захотелось достигнуть собственного немедля, не отступая. Подойдя поближе к ребятам, он с упреком проговорил:

— Вижу, отучились осознавать доброе слово.

Директор, саркастически улыбаясь, кликнул:

— Матрос, да ведь он для тебя грозит!

Саша медлительно поднялся РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава с постели, глухо предложил:

— Взбучку могу дать...

Рашит не нашелся, что ответить, только увидел:

— В колонии стычка запрещена.

Ответ его новенькие расценили, как робость, боязливость.

— Матрос, да ведь он тебя уговаривает! — хихикнул Директор, корчась от хохота.

В тот же миг Саша пантерой метнулся на Габдурахманова, — тому еле РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава удалось увильнуть от удара. Жгучая кровь Рашита загорелась. В свою очередь он нанес моментальный удар снизу ввысь по подбородку Саши. Матросов упал на кровать, потом сполз на пол.

Все это вышло так в один момент, что никто не смог дать отчета в происшедшем. Саша медлительно поднялся и, разжимая кулаки, темно РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава произнес:

— Матрос такие дела не запамятывает и не прощает. Чорт с тобой, забирай карту, — и бросил книжку к порогу. Ему в первый раз пришлось познакомиться с техникой бокса, весь его боевой опыт состоял из случайных кулачных боев, где финал решался силой.

Коля стремительно схватил карту, выбежал за Рашитом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава.

«Вот для тебя и комсомолец! — задумывался Рашит, недовольный собой. Он счел нужным немедля поведать о случившемся Стасюку. — Что все-таки такое вышло? Пришел узнать причину кавардака, а сам влез в стычку. С какими очами на данный момент пойду в райком за комсомольским билетом? Нет, после чего мне откажут в приеме — и верно РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава сделают...»

Когда новенькие остались в карантине одни, Директор, скрывая усмешку, спросил:

— Матрос, мы Цыганенку еще припомним, правда?

Побежденный горько усмехнулся. Невзирая на скитальческий стиль жизни, ему изредка приходилось быть битым.

НАКАЗАНИЕ

Петра Филипповича Рашит не отыскал. Тогда он побежал к комсоргу Сергею Дмитриеву. Дмитриев составлял отчет в политотдел. Лицезрев РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава встревоженное лицо Рашита, он отложил ручку, расслабленно спросил:

— Ты еще не ушел в райком?

— Нет. И не пойду! — воскрикнул Рашит.

— Что случилось?

Рашит, сев против Сергея, со вздохом произнес:

— Я только-только избил новенького.

Дмитриев даже вскочил с места.

— Избил? Расскажи...

Рашит, в немногих словах передав о чрезвычайном происшествии РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава, заключил:

— Я сейчас не заслуживаю комсомольского билета, мне его не дадут, потому я никуда не пойду.

Дмитриев негативно покачал головой:

— Ужаснее нельзя было придумать. Но ты должен пойти и поведать о случившемся, не утаивая собственной вины.

— Не пойду, позвони сам...

— О нет, — отказался Дмитриев. — Я за тебя гласить не стану РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава.

— А я не пойду, — упорно повторил Рашит.

— Трусишь? — начал сердиться Дмитриев.

Рашит вскочил с места, лицо его зарумянилось.

— Я трушу? Про меня так говоришь?

— Да.

Рашит выбежал из комнаты. Сергей подошел к окну и увидел, что Рашит направился к воротам.

Через полчаса Дмитриев посиживал в кабинете начальника колонии РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава. Он жарко гласил:

— Я давал рекомендацию Рашиту, я возглавляю комсомольскую компанию, потому за все происшедшее должен отвечать сначала я. Выходит, у меня нехватило чутья, внимательности; после чего действия навряд ли я должен оставаться на собственном посту.

Петр Филиппович ни одним словом не перебивал исповедь Сергея. Он осознавал всю РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава неуместность поступка Габдурахманова. Физическое наказание в колонии было строго воспрещается, «самосуды» категорически осуждались. Стасюк не прощал мельчайшего отступления от порядков, имеющихся в колонии. Но, выслушав Дмитриева, он изловил себя на том, что комсорг ему нравится. «Ему дали не плохое воспитание, обучили критически оценивать свои поступки, он не опасается РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава гласить правду. Но у него мало актуального и педагогического опыта, но эти свойства он получит, работая у нас... — решил он, внимательно рассматривая открытое лицо Сергея, его сероватые глаза, спрятанные за длинноватыми ресничками, высочайший лоб. Даже рассеянный взор, ничтожная ухмылка не портили приятного выражения лица. — Да ведь он сам еще мальчик».

— Договоримся РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава об одном, — не выдавая собственных эмоций, произнес Стасюк, — из этого урока создадим каждый себе нужные выводы. Как Рашит возвратится из райкома, вызвать его ко мне. Имейте в виду закон преподавателя: почтение к воспитаннику должно быть, как и требования к нему, огромным. Что это означает? Сначала мы должны воспитать РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава в мальчуганах сознание собственного плюсы, гордость за свое место в обществе. Это величавое дело. А для этого необходимо чтоб они уважали других. Только уважающий других человек может уважать себя, это — база. Это не христианская всепрощающая любовь к ближнему, а почтение к русскому человеку, товарищу.

Рашит возвратился в колонию РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава только через три часа и сразу явился к начальнику. Но Стасюк все не воспринимал его. Рашит длительно ожидал. Тяжело сказать, сколько дум можно передумать за этот период времени. Он пару раз заходил в приемную, но секретарша недоуменно пожимала плечами:

— Он еще занят. Я же вам гласила: приходите через час...

— Простите, мне показалось РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава…

— Ах, вам показалось… Час еще не прошел…

В конце концов Стасюк вызвал Рашита. Войдя в кабинет, Рашит осторожно прикрыл за собой дверь, обитую коричневой клеенкой с белоснежными горошками. Половицы, положенные прямо на каменный пол, скрипели под его ногами. Против двери на стенке висела картина неведомого художника: два охотника совместно РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава с длинношеей собакой плыли в челноке. Река была противоестественно голубая, стволы деревьев — светложелтые, лица охотников — розовые. Все это отлично разглядел Рашит, пока Петр Филиппович отвечал кому-то по телефону.

— Я с тобой желал побеседовать, Габдурахманов,— мягко произнес Стасюк, пристально взглянув на колониста. — Сейчас я получил письмо от твоей РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава тетки. Садись и прочти.

Рашит взял письмо и, лицезрев неровные большие буковкы, ясно представил для себя, как оно писалось: древняя тетка Халима, хорошая и слезная, сев около печки, диктовала, а ее дочь — малая Зугра, высунув язык, старательно выводила каждое слово; сама тетка не искусна писать по-русски. «Во первых РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава строчках нашего письма мы посылаем вам поклон от Хамза-бабая, от Ибрагим-агая, от Исмаила и Валия…» Тетка перечисляла практически полдеревни. Внимание Рашита было привлечено словами: «Мы слышали, что в колонии ты стал командиром, мы рыдали, услышав эту отрадную известие на старости...»

Рашит прочел письмо, поднял глаза на Петра РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава Филипповича, ждя предстоящего разговора. Но Петр Филиппович флегмантично произнес:

— Желал познакомить тебя с письмом. Можешь итти...

Рашит не тронулся с места. Опустив голову, он нерешительно спросил:

— Разве вы не будете ругать?

— Думаю, что ты сам все глубоко обмыслил и принял решение.

— Разрешите поведать о том, что вышло РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава в райкоме?

Стасюк кивнул головой.

— Я чистосердечно сказал на бюро райкома о нынешнем происшествии и был уверен, что мне откажут в приеме. Но...

— Тебя приняли.

— Да. Откуда вы понимаете?

— Советовались со мной. Я же давал рекомендацию для тебя. И я, веря в тебя, попросил все-же принять, хотя с тобой РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава...

Рашит поднял признательный взор, глаза его заволоклись слезами.

— Иди. Поздравляю с вступлением в комсомол.

Взволнованный Рашит мог произнести только:

— Спасибо!..

Он шел по аллее юного парка. Никогда еще не было в его жизни столько неожиданностей и волнения, сколько было за сей день. В этом взволнованном состоянии его повстречал Дмитриев, спешивший в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава школу. Рашит обрадовался.

— Был у начальника? — спросил Сергей.

— Был, — отрадно ответил Рашит.

— И что все-таки? Попало?

Рашит как-то удивительно посмотрел на комсорга и жарко произнес:

— Я сам задумывался, что будет нагоняй, а он поздравил с вступлением в комсомол... Но это запомнится на всю жизнь, это посильнее в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава 100 раз, чем то, если б он меня разносил в течение всего денька.

Они медлительно направились в школу. Когда они проходили мимо карантина, на крыльцо выбежал Матросов. Он забавно ухмыльнулся, взглянув на Рашита.

— Что для тебя? — спросил Дмитриев.

Матросов, отчаянно размахивая руками, воскрикнул:

— А ты меня здорово! Клянусь РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава, с места не сойти, такового удара не испытывал. Научишь?

Рашит с недоумением спросил:

— Чему?

— Боксу, — засмеялся Матросов.

Дмитриев, обернувшись к Рашиту, не скрывая ухмылки, спросил:

— Как смотришь, командир отряда, насчет бокса? Ребята заинтересуются?

Услышав эти слова, Саша нередко замигал голубыми большенными очами и смущенно улыбнулся, показав издавна не чищенные РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава зубы. Он невольно переспросил:

— Командир отряда?

1-ые ШАГИ

Ровно через две недели, в воскресенье, Матросов был выпущен из карантина. 1-ое утро принесло ему много радости: после тесноватой комнаты он мог свободно бродить по двору, знакомиться с колонистами, бывать в служебных постройках, заглядывать в читальню, где толпились ребята, посиживать на скамье в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава глухом уголке парка.

Он мог дышать свежайшим воздухом, мыслить, предаваться мемуарам. Но скоро эта удовлетворенность пропала. Взгляд его погас, он флегмантично и безучастно следил за суетой мальчишек. Даже большой просторный двор сейчас ему казался узеньким, очень небольшим.

Сердечко, точно не вмещаясь в грудной клеточке, билось очень и не находило успокоения РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава. В особенности завидовал Саша шоферам, беспрепятственно приезжавшим и уезжавшим из колонии.

Матросов набрел на укромную скамеечку в парке, где его никто не мог узреть. На деревьях чирикали и порхали какие-то мелкие птички. На теплом ветру начинали распускаться почки сирени. Под шорох листьев в этот тихий РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава час перед Сашей проносились унылые мемуары.

Матросов очень рано был предоставлен себе. В бурной жизни вокзалов беспризорник находил ублажение. Он прятался в дождливые деньки под опрокинутой лодкой на берегу реки, пропитание находил не часто, не знал, где застанет его последующая ночь. Как ему нравилось разъезжать... Когда поезд несся навстречу РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава ветру, хотелось петь песни, наобум орать, подставляя лицо обжигающему воздушному сгустку.

Уличная кочевая жизнь имела свои законы. Саша отлично знал, что защищать себя можно только крепкими кулаками. Он знал, что в стычке нельзя отступать, подставлять противнику спину. Нужно держаться до конца, даже если противник имеет преимущество в силе.

Он вспомнил небольшую пристань РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава на Волге, богатую сушеной рыбой и арбузами. Опьяненный матрос затеял стычку. Хотя Саша и знал, что сила на стороне взрослого, но из-за упрямства не отступил, а позже обязан был три денька отлеживаться на берегу. Невзирая на то, что гневная борьба завершилась поражением, Саша в первый раз ощутил РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава внутри себя силу взрослого и уверенного бойца.

В другой раз трое таких же беспризорников, как и он, напали на него ночкой на глухом полустанке, с целью отобрать настолько дорогую Саше флотскую шинель. Матросов дрался, прислонившись к вагону, защищая себя от опасных ударов в спину. И в конце концов РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава принудил противника бежать.

Вдруг Саша встрепенулся. За высочайшим забором протяжно загудел пароход. Мальчишка прислушался к разноголосому шуму близкого городка. Радостные голоса паровозов, свистки катеров, вечернее солнце и вешний ветер приманивали ребенка к для себя. Разъедаемый тоской, он побрел по двору.

Дорога звала Матросова.

Саша лицезрел лозунги, призывающие отлично РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава обучаться, радиво трудиться, но его на данный момент не много заинтересовывали и учеба и труд. Он осознавал, что тут он временный гость, а там видно будет...

Саша твердо решил не давать себя в обиду. Он любит свободу и даст достойный ответ каждому, кто встанет на его пути.

1-ая неделя принесла много РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава переживаний. Саша ощутил себя щепкой, попавшей в водоворот. Как будто кто-то неведомый, но сильный, решил изумить ребенка диковинами новейшей жизни. Нельзя сказать, что все было идиентично любопытно, но, непременно, все было идиентично ново.

Матросов вкупе с Директором попал в отряд Рашита Габдурахманова. Командир и Матросов сделали вид, что РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава меж ними ничего такого особенного не вышло, никто не напоминал о стычке. Рашит показал новеньким комнату, выделил кровати. Комната была чистоплотная, на столе стоял букет цветов.

Саше, до колонии не мывшемуся месяцами, не сходу удалось привыкнуть к чистоте, царившей тут. Не один Рашит, а весь отряд воспитывал новых колонистов. Им РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава не прощался ни один проступок. Если в комнату вошел в запятанных башмаках — получай наряд вне очереди, не считая того, вычисти до блеска пол. Если запоздал на физзарядку, на последующее утро разбудят на час ранее. Не было, наверняка, в мире таких серьезных людей, как дежурные по корпусу.

Матросов с трудом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава привыкал к собственной новейшей роли не в пример Директору, который имел уже вид старенького колониста, вошел в доверие к Ольге Васильевне, носился с проектом постановки пьесы из жизни партизан, суетился, охотно посещал собрания, чутко отзывался на все действия в жизни колонии.

Саша угрюмо принимал новаторства, все делал неохотно РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава и очень стремительно дулся.

Через некоторое количество дней после того, как он перебежал в отряд Габдурахманова, его вызвал Катеринчук. Миша Трофимович, встретив Матросова, забавно приподнял зеленоватую фуражку и спросил:

— А, Матросов пришел! Ну как, привыкаем?

Миша Трофимович барабанил пальцами по столу, глаза его нежно щурились. Не настаивая РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава на ответе, он продолжал:

— На мой взор, для тебя нужно начинать работать. Пойдем, к делу тебя пристроим...

Катеринчук шел впереди. Главные цехи фабрики — столярный и слесарный — помещались в новейшей древесной постройке. Пилорама стояла раздельно на пригорке. Малярный цех и цех готовых изделий — в бывшей церкви.

В столярном цехе стоял несусветный РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава рокот. Саша задумывался, что увидит верстаки, фуганки, стамески, топоры и пилы, Катеринчук с наслаждением увидел удивление на лице Матросова. Демонстрируя на различные станки, выбрасывающие стружку, опилки, бруски, он называл их:

— Механизированный фуганок, рейсмус, шипорез. А это — фрезерный чудо-станок. Подойдем к той гибкой пиле, она именуется ленточной...

Матросов в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава первый раз в собственной жизни попал в механизированный цех. Он никак не мог скрыть ухмылки, но, обводя очами станки и встречая саркастические взгляды колонистов, помрачнел. Катеринчук, дав ему возможность вволю наглядеться, спросил:

— Какой из их облюбовал?

— А мне все равно, — уже флегмантично ответил Саша.

Миша Трофимович даже глазом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава не моргнул. Надвинув фуражку на лоб, он заявил:

— Будешь пока подручным у Сивого. Мастер, воспринимай подчиненного! — кликнул он Леньке Сивому.

Небольшой остроносый Ленька поднял глаза на Матросова, позвал его:

— Иди сюда!

После ухода Миши Трофимовича Ленька начал учить новенького. Работа была не томная: было надо подавать на шипорез брусок длиной в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава полуметра. Наклониться, поднять и подать. Но Саше не то что не приглянулась работа, а возненавидел он с первого взора замухрышку Леньку Сивого, которого на уровне мыслей именовал «плюгавеньким». И ему стало очень грустно быть подручным у «плюгавенького». Саше казалось, что хоть какое другое предназначение не оскорбило бы РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава его, а на данный момент все в нем восставало против работы под начальством этого мальчишки... И он, ничего не делая, начал глазеть по сторонам.

— Эй, братец, подавай материал! — принципиально прикрикнул Ленька.

Матросов зло посмотрел на него и пренебрежительно хмыкнул. Ему показались забавными и поза Сивого, и нос его, и РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава гулкий вопль: таковой небольшой и таковой принципиальный... Он расхохотался. Ленька не на шуточку рассердился:

— Иди ко всем чертям, понятно?

Брань еще больше развеселила Сашу, он подмигнул ребятам:

— Принципиальный у меня начальник, а? Что нужно! Желающему могу уступить за копейку...

Ребята, не разделяя веселья Матросова, отчужденно поглядели на него. Он, угрюмо замолчав, начал РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава работать. Но 1-ая встреча решила все: они не отыскали общего языка. Сивый придирался к каждому пустяку. Саша подчеркнуто не направлял внимания на него. Естественно, в какой-то момент должна была произойти стычка.

На 3-ий либо 4-ый денек, во время обеденного перерыва, Сивый подозвал мастера цеха и при РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава нем начал пересчитывать бруски.

— Всего 20 три, это — на двоих! — ворчал Ленька. — Я один без него производил не меньше…

Матросов осознавал, что все это ориентировано против него, потому он саркастически кликнул:

— Ты еще начальнику доложи...

После окончания перерыва Ленька, облизывая губки, включил станок и сурово пробормотал:

— Последний раз спрашиваю: будешь РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава работать как надо либо нет?

Матросов неопределенно махнул рукою...

Через неделю на цеховом собрании разбирали рапорт Сивого. Косой, комсомольский устроитель цеха, произнес:

— Последующим вопросом будем разбирать рапорт Сивого. В собственном заявлении он пишет: «Начальнику столярного цеха. Прошу убрать от меня Матросова. Не могу работать с лентяем. Буду работать один. К РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава сему Ленька Сивый». От заявления не отказываешься?

Ленька, не взглянув в сторону Саши, звучно ответил:

— Не отказываюсь.

Косой продолжал:

— Выступать кратко, по три минутки. Кто имеет слово?

Поднялась рука Сеньки Пешехода:

— Я желаю сказать. Я произнес бы, про меж иным, так: изгнать Матросова из цеха, чтоб не позорил.

— Все?

— Все РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава.

Встал Коля Богомолов.

— Он у меня книжку отымал.

Его перебил председатель собрания:

— Гласи дело, по существу...

Коля сел на место. Слово попросил Директор. Саша заинтересовался: что он произнесет? Директор, отведя глаза от Матросова, гласил:

— Ленька прав. Матросов не таковой, чтобы обожать работу. Изгнать из цеха, что здесь рассуждать РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 2 глава...

Саша люто поглядел на компаньона, но, заметив, что все взоры устремлены на него, опустил голову и потупил взгляд. Когда перечень ораторов был исчерпан, председатель обратился к собранию:

— С Ленькой, естественно, Матросов работать не будет... Может быть, кто другой возьмет его подручным?


raspisanie-ciklov-v-period-s-01092016-po-31072017gg.html
raspisanie-detskih-zanyatij-v-zalah-na-avgust.html
raspisanie-dlya-studentov-4-kursa-ochnoj-formi-obucheniya-s-sokrashennim-srokom-na-baze-spo.html